Чем Израиль заплатил ХАМАСу за тишину

Чем Израиль заплатил ХАМАСу за тишину

Правительство Израиля до сих пор не отреагировало на информацию о договоренностях по прекращению огня, которое, согласно арабским источникам, вступило в силу в 4:30 понедельника, 6 мая. Никаких внятных разъяснений по поводу того, на каких условиях достигнуто перемирие и существует ли вообще на этот счет какое-либо соглашение, не последовало. Народу Израиля предложено черпать информацию где угодно, но только не из официальных каналов.

Косвенным подтверждением того, что Израиль принял соглашение, стало сообщение пресс-службы ЦАХАЛа, которая заявила о снятии всех ограничений, введенных на время эскалации в 40-километровой зоне от границы с Газой. Детям позволили пойти в школы и детсады, поездам — возить пассажиров, автотранспорту — ездить по приграничным шоссе. Вполне убедительные свидетельства перехода от краткосрочной войны к столь же краткосрочному миру.

То, о чем не хочет говорить правительство, с удовольствием озвучивают политики, обозреватели, комментаторы и эксперты. Одни злобно ругают Биньямина Нетаниягу за очередную «капитуляцию перед ХАМАСом», другие говорят о его мудрости, восторгаясь, как он все быстро разрулил и не позволил ХАМАСу втянуть Израиль в длительное противостояние. Комментаторов в Израиле хватает, и им всегда есть что сказать.

Впрочем, мало кто сомневался, что Биньямин Нетаниягу воевать не хочет и попытается как можно быстрее прекратить эскалацию. Самое печальное, что лучше всего это понимали в Газе, когда замышляли очередной виток насилия против Израиля. Пробным камнем стали обстрелыГуш-Дана и округа Ха-Шарон в конце марта 2019, когда после ранения 7 человек и морального унижения правительство ограничилось свозом военной техники к границе и локальным ударом по домам в Газе. Тогда объяснили, что Нетаниягу не хочет войны, так как 9 апреля предстоят выборы. Граждане этот довод приняли и свой выбор сделали.Теперь достойно ответить на 700 ракет, выпущенных менее чем за двое суток, и гибель 4 граждан Израиля помешала подготовка к Дню независимости и конкурсу Евровидения. Военный комментаторы говорят, что после этого будет дан «зеленый свет» — и как минимум в июле-августе Израиль ударит всей своей мощью по ХАМАСу.

Стереть улыбку с лица ХАМАСа: когда ЦАХАЛ начнет войну в Газе

Впрочем, отговорки относительно того, почему Израиль не может воевать с ХАМАСом именно в данный момент, но обязательно сделает это потом, озвучиваются с 2014 года, когда ЦАХАЛ в последний раз проводил наземную операцию в Газе («Нерушимая скала»).

Во время эскалации 12-13 ноября, когда по Израилю было выпущено около 500 ракет, израильтянам было разъяснено, что это ХАМАС пытался «сделать нас пешками в чужой игре», так как исламисты, мол, ведут сражение с Абу-Мазеном и хотят его проучить руками Израиля. Потом воевать с Газой мешала операция «Северный щит», которую ЦАХАЛ вел на севере, уничтожая туннели «Хизбаллы», затем — иранское базирование в Сирии, которое требовало полной отдачи сил...

Тишина в обмен на деньги

Нынешнее соглашение о прекращении огня, если судить по заружебным (в отсутствие собственных) источникам, будет носить чрезвычайно жесткий (для Израиля) характер.

Во-первых, ХАМАС окончательно отверг формулу «тишина в обмен на тишину», которая действовала прежде и подразумевала взаимный отказ от боевых действий. Изменение подхода связано прежде всего с утратой сдерживающего фактора: ХАМАС заведомо знает, что ему ничего не грозит, а посему «тишина» (в былые годы она для террористов означала приостановление точечных ликвидаций, а значит, была равносильна жизни) как таковая ему неинтересна.

Во-вторых, договоренности о прекращении огня, если таковые на самом деле существуют, подтверждены гарантиями ООН и Египта. Это означает, что все требования ХАМАСа должны быть выполнены в полном объеме. А уж поручители — в лице Египта и ООН — обязаны обеспечить реализацию соглашений.

В-третьих, Израиль даже не пытается затянуть переговоры и навязать свои условия: в последнее время эскалация завершается в течение максимум 3 дней, что позволяет свидетельствовать о своеобразном ритуале входа в противостояние и выхода из него. При этом в данном случае не имеют значения ни количество ракет, выпущенных по Израилю, ни количество погибших в данной фазе боевых действий.

Если в иные времена Израиль мог начать войсковую операцию даже ни при гибели, а ранении (пленении) своего гражданина, то теперь мир заключается после 4 погибших и 700 ракет.

Затевая конфронтацию в канун праздника Рамадан, ХАМАС преследовал не стратегические, а материальные интересы. Террористам уже давно неинтересно воевать с Израилем просто так. Шантаж, осуществляемый с помощью «маршей возвращения», огненных шаров, а в особо значимых моментах -ракетно-минометных обстрелов, срабатывает без осечек. Причем на всех уровнях: от голодовки палестинских террористов, которая приводит к смягчению тюремного режима, и до обстрелов Гуш-Дана, что, например, открывает путь в Газу товаров двойного назначения.

По заявлению главарей ХАМАСа и Исламского джихада, на сей раз Израиль согласился выполнить все те договоренности, которые были достигнуты в ходе прежних переговоров о прекращении огня.

В ХАМАСе не уточнили, о каких именно условиях идет речь и в ходе каких прежних переговоров они были достигнуты. В прессе ранее озвучивались несколько вариантов соглашения о перемирии, которые включали немедленные и более отдаленные действия.

Так, 16 августа 2018 года после очередного вооруженного противостояния были обнародованы условия трехэтапной сделки, направленной на обеспечение долгосрочного перемирия.

В Газе обсуждают условия перемирия

На первом этапе, который должен был вступить в силу сразу после утверждения соглашения, стороны прекращают все насильственные действия, Израиль в полном объеме восстанавливает работу пограничного терминала Керем-Шалом, а Египет — терминала в Рафиахе.

Второй этап предусматривает полное снятие израильской блокады Газы, а также увеличение поставок в анклав товаров и энергоносителей.

На третьем этапе начнется сооружение крупных гуманитарных проектов, реализуемых усилиями ООН. Речь среди прочего шла о строительстве морского порта в египетской Исмаилии, входящей в систему Суэцкого канала, а также аэропорта и электростанции на Синае. Все эти объекты, как декларировалось, будут обслуживать сектор Газы.

После ноябрьской эскалации 2018 года речь уже шла о более узком проекте договоренностей, который предполагал самые неотложные требования ХАМАСа: беспрепятственное поступление катарских денег («чемоданов с миллионами долларов», как писали в Израиле), прекращение боевых действий, поблажки для террористов в тюрьмах, увеличение ввоза товаров в Газу, смягчение режима блокады.

Именно эти договоренности стали причиной отставки Авигдора Либермана с поста министра обороны, выхода НДИ из правительства — и как результат — дали старт досрочным выборам.

«Не может быть ситуации, при которой ХАМАС обрушивает на Израиль почти 500 ракет, но не получает достойного ответа. Мы своими руками вскармливаем монстра по имени ХАМАС, в результате уже через год он превратится в подобие Хизбаллы», — сказал тогда Либерман.

В марте 2019 года, в канун выборов главным требованием ХАМАСа было уже выполнение ноябрьских соглашений. Вероятно, о них речь идет и на сей раз.

Что дальше?

Выступая 5 мая в студии Ynet, министр и член военно-политического кабинета Юваль Штайниц косвенно признал, что воевать с ХАМАСом бессмысленно, так как проблема Газы не имеет решения.

«Израилю и через 30 лет придется противостоять террору в Газе», – сказал он.

По мнению министра, хорошо уже то, что «Израилю удалось существенно ослабить военный потенциал ХАМАСа и других террористических группировок».

Подобные мысли представители правительства озвучивают после каждого противостояния в Газе: «Террористам нанесен тяжелый удар», «ЦАХАЛ готов к любому развитию событий», «Мы делаем все, чтобы обеспечить спокойствие граждан» — ну и т. д.

Проблема заключается в том, что израильское руководство на самом деле не знает, что делать с Газой. Потому что вариантов может быть только два: либо самым жестким образом подавить военные возможности ХАМАСа и переподчинить анклав Абу-Мазену (если нет желания брать ее под собственный контроль), либо каждый раз покупать себе «еще немного тишины».

Но обратите внимание: периоды затишья между эскалациями все уменьшаются, а аппетиты террористов — наоборот.

Военные обозреватели считают, что Израиль вступит в войну с ХАМАСом уже нынешним летом. Подобные прогнозы эксперты озвучивают после каждой эскалации, считая, что следующий раз уж точно будет последним. Но потом опять находятся причины, по которым противостоять ХАМАСу «на данном этапе» никак не получается.

Тому, что глава правительства, который был очень говорлив в предвыборную кампанию, не считает нужным ничего объяснять по поводу ситуации с Газой, есть вполне логичное объяснение. Ему просто нечего сказать.

P. S. Биньямин Нетаниягу все-таки высказался. Вот все, что он счел необходимым сказать по этому поводу: «В последние два дня мы нанесли мощный удар по ХАМАСу и Исламскому джихаду. Атаке подверглись более 350 целей. Мы ударили по главарям террора и боевикам, разрушили здания, откуда велась террористическая деятельность. Военная кампания не завершена, и она требует терпения и взвешенных решений. Мы готовимся к продолжению. Наша цель была и остается ясной: обеспечение тишины и безопасности для жителей юга. Я соболезную семьям погибших и желаю скорейшего выздоровления раненым».


Макс Лурье

14:50
1644
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!