​Интеграция политиканства

​Интеграция политиканства

Почему только израильтянам понятен анекдот о том, что время прибытия рейсовых автобусов на те или иные остановки знает только разведка, и почему не везет многим израильским министерствам.

Каждая существующая в демократических странах система управления имеет свои плюсы и минусы. В частности, в странах с парламентской системой правительство, оно же совет или кабинет министров, обычно состоит из профессиональных политиков, руководящих теми или иными министерствами. При этом такие политические назначенцы тем лучше руководят доверенными им министерствами, чем больше они обладают способностями управленцев и, проводя в жизнь политическую линию своей партии, делают это, не нарушая общих законов менеджмента и опираясь на внепартийный и аполитичный аппарат ведомства. Известно немало случаев, когда молодой политик, вообразив себя профессионалом куда большим, чем попавшие под его руководство специалисты, устраивает себе и, самое главное, подведомственной ему структуре кучу неприятностей. Такое случалось даже с теми, кто впоследствии вошел в историю в качестве героя своей эпохи. Достаточно вспомнить Уинстона Черчилля, который во время Первой мировой войны стал первым лордом Адмиралтейства, попросту говоря, министром военно-морского флота, и затеял авантюрную операцию по захвату Стамбула, рассчитывая выбить Турцию из войны. Британский десант был разгромлен, Флот Его Величества понес тяжелые потери, Черчилль оказался в отставке. Так бывает. Но бывает и иначе. Во время шестидневной войны Армией обороны Израиля, как известно, непосредственно руководил министр обороны Моше Даян, во многом присвоив себе функции начальника генерального штаба. Получилось у него, как известно, неплохо.

Но это было в те благословенные времена, когда в Израиле количество министров обычно равнялось количеству министерств и каждый министр руководил своим министерством в меру своих способностей. Некоторые делали это полную каденцию, иногда даже не одну, некоторые вынуждены были ограничиться гораздо более коротким сроком. В любом случае при всех проблемах и недостатках система была более-менее понятна. Сейчас это совсем не так. Количество министерств в Израиле таково, что некоторые члены правительства имеют по несколько портфелей. А результаты работы части возглавляемых ими министерств или мало кого устраивают, или вовсе неизвестны. Неслучайно только израильтянам понятен анекдот о том, что время прибытия рейсовых автобусов на те или иные остановки знает только разведка. Вряд ли в какой-нибудь еще стране министр транспорта и министра разведки — один и тот же человек. Надеюсь, что Исраэль Кац обеспечил разведчиков более пунктуальными и надежными средствами передвижения, чем израильские рейсовые автобусы.

Общим местом является то, что мы проигрываем информационную войну. При этом далеко не все даже знают, что в Израиле есть целое министерство информации. И министр информации — не просто министр, а член военно-политического кабинета. Правда, в кабинет он входит как министр безопасности. Может быть, мы потому и проигрываем эту самую информационную войну, что из-за занятости в министерстве безопасности у Гилада Эрдана просто не хватает на нее времени. И уж совсем весело обстоят дела в министерстве здравоохранения, где наряду с министром (он же министр обороны, он же министр иностранных дел, он же премьер-министр) есть еще «заместитель министра с правами министра», раввин Яаков Лицман.

На этом список министров-совместителей не исчерпывается. Поэтому, когда какому-нибудь из министерств, ими возглавляемых, достается свой министр на полный рабочий день, хочется обрадоваться, но тоже не всегда получается. Так, не получилось это сделать за министерство алии и интеграции, когда в результате полуторамесячной чехарды, в ходе которой ушедшую вместе с НДИ из правительства Софу Ландвер сначала сменил Беньямин Нетаниагу (это был его пятый портфель), потом Ярив Левин и, наконец, Йоав Галант. Ярив Левин («Ликуд») проработал в министерстве алии и интеграции рекордно короткий срок — 9 дней. Можно было бы сказать, что, в соответствии со своей основной должностью (министр туризма) он совершил туда именно что туристическую поезду, если бы не одно «но» — Левин не ограничился осмотром достопримечательностей и сэлфи в кабинете, он уволил генерального директора министерства. Перспективный сорокалетний Алекс Кушнир был отправлен в отставку с коротким и исчерпывающим объяснением — «ты же не ликудник». Почему-то Левин решил, что все сотрудники возглавляемого им ведомства должны быть членами его партии.

И после того, как истек 9-дневный срок этого твердокаменного ликудника, в несчастное министерство тут же пришел другой. Собственно, сам факт назначения Галанта министром абсорбции был вызван именно тем, что он стал ликудником. До этого он был членом партии «Кулану», и по ее квоте в правительстве занимал должность министра строительства. При переходе из «Кулану» в «Ликуд» столь ценный политический кадр не мог быть понижен в ранге, и ему быстро передали портфель министра абсорбции, почти как переходящее красное знамя. И вот этот знаменосец энергично принялся доказывать, что он, несмотря на малый стаж пребывания в правящей партии, — самый что ни на есть настоящий ликудник. И тоже способен за короткий срок наворотить делов. Список достижений министра Галанта хоть и не за 9 дней, а за 3 месяца воистину впечатляющ. При этом все они носят исключительно разрушительный характер. Сначала он ликвидировал очень эффективную программу министерства по предоставлению льгот новым репатриантам, которые отправлялись жить и работать на периферию, в Негев и Галилею. С какой целью это было сделано, совершенно непонятно. А вот результат, наоборот, понятен — готовые помочь Стране в развитии нуждающихся в населении районов Юга и Севера олимы лишены стимула, а сами районы — рабочих рук и налогоплательщиков. Затем почти вдвое, на 40%, были урезаны бюджеты отделений министерства абсорбции на местах, там, где непосредственно работают с новыми репатриантами, из-за этого, разумеется, пострадали очень многие местные программы, основанные на знании конкретных нужд и потребностей недавно совершивших алию.

И, наконец, министр репатриации и интеграции предложил фактически отменить решение 2017 года о том, что каждый получивший израильское гражданство олим может немедленно получить загранпаспорт. Сначала были какие-то слухи о том, что данные соображения исходят от службы безопасности, якобы связавшей это решение с увеличением количества российских шпионов. Совершенно непонятно, почему засылаемые в Израиль шпионы так уж нуждаются в заграничных паспортах — чтобы шпионить в Израиле, вовсе не надо шастать по всему миру. Но потом туман рассеялся и выяснилось, что это предложение, как не странно, исходит от министерства абсорбции. Чем его объяснить, совершенно непонятно, разве что тем, что новоявленный ликудник Галант со всей истовостью неофита рьяно пытается уничтожить все, что было сделано по инициативе представителя НДИ. Напомню, что отмена годового стажа в Стране для получения даркона была предложена депутатом именно этой партии Одедом Форером, тоже когда-то работавшем в министерстве алии.

Я надеюсь, что после выборов многострадальное министерство получит постоянного разумного и конструктивного руководителя. Претензии на этот пост пока, насколько я знаю, выразили ШАС и НДИ. Лидер ШАСа Дери обещал сосредоточиться на работе с репатриантами из Франции и Эфиопии, а прибывающих из бывшего СССР отправлять на ДНК-тесты. Авигдор Либерман ничего плохого ни о каких репатриантах ни из какой страны не сказал. Только подчеркнул, что работа этого ведомства обеспечивает выполнение главной миссии сионизма — возвращение евреев в страну Израиля. Для чего это министерство обязательно должно без шасовских истерик и ликудовской чехарды спокойно и эффективно функционировать, как это обеспечивали представители НДИ. 

Источник:

Александр Осовцов

Политика
18:55
64
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!